logo
 
?

провинция китая или карточная игра баккара

Под одной обложкой собран богатейший материал по теории, истории и культурологии популярнейшей карточной игры российской интеллигенции. Опережающая борьба с профилактикой Представьте, что в той же самой ситуации (а расклад на двух руках примерно такой) первый ход принадлежит вам. Конечно, вам хотелось бы остаться со своей чистой червовой мастью, отдав ход семёркой пик. Если пойти в бубну снизу, то противник может перехватить — для него это будет профилактикой, которую он собирался сделать сам, без вашей помощи.

Исторический очерк дополнен галереей портретов: Некрасова, Белинского, Толстого, Тургенева и др. Если же вы, опережая противника, пойдёте K — 8, то он может пропустить.

В книгу включены шесть произведений русской литературы, посвящённых исключительно преферансу. Правда, в данном раскладе вам нужно угадать правильную последовательность ходов: K — 9 — 8, так как при нетронутой трефе ваш оппонент может посчитать, что есть смысл перехватить бубну, отобрать черву и две пики и сдаться в трефу, рассчитывая, что у вас нет комбинации 109 с фигурой.

Привлекательной частью книги является описание шулерских приёмов, коллекция «пляжных историй» и шулерских баек. Как бы то ни было, такой приём, как опережающая борьба с профилактикой, также следует иметь в своём арсенале.

Редкие иллюстрации на тему игры собраны по музеям и частным коллекциям. Предисловие автора Когда мы принимались за эту книгу, на моей книжной полке уже стояло десятка полтора изданий, посвящённых преферансу. Иногда он может пригодиться, а иногда вы сможете распознать его применение партнёром.

Большей частью, правда, это были простые изложения правил популярной игры. Рискованные маневры и постановка проблемы На очень хорошей или, наоборот, на очень плохой распасовке иногда применяют такой приём: не трогать комбинацию Q9 или даже K9, а также J8 или Q8 (K8 оставлять уже не стоит).

А нам с издателем хотелось чего-то большего ― добротного учебника со сборником интересных этюдов и задач, с описанием шулерских приёмов, с игроцкими байками, которые за игорным столом сыплются, как из рога изобилия, с пляжными историями, анекдотами… Расчёт в этих случаях делается на такие варианты развития событий: один — при второй девятке делается ставка на то, что противник имеет в этой масти не более одной младшей фоски.

Хотелось всерьёз определить место преферанса в русской культуре и составить галерею портретов великих преферансистов ― от Белинского и Некрасова до современных, собрать преферансный фольклор, литературные произведения по теме. Так сложилась жизнь, что несколько лет после окончания факультета журналистики мне довелось зарабатывать на хлеб профессиональной игрой в карты. ― спросит любознательный читатель, ― раз так хорошо всё получалось? Если это — 107, то, как правило, ходить будут сверху и вы сэкономите одну взятку, которую вы взяли бы, разыгрывая масть самостоятельно.

Хотелось, чтобы книга была богато иллюстрирована, хорошо издана. Действительно, ведь о том, чтобы любимое развлечение доставляло средства к существованию, можно только мечтать. Очевидно, что держать эту комбинацию при длинной отработанной масти опасно.

Я и сам затрудняюсь ответить на вопрос, почему оставил игру… Второй вариант: у противника нет семёрки, масть возглавляет восьмёрка.

Старший сын пошёл в школу и в один из первых дней учёбы говорит: «Учительница спросила, где мама с папой работают. Папа ― журналист, часто ездит в командировки…» Тогда я впервые подумал, что как-то слишком много шрамов и татуировок у папиных друзей-знакомых. Как-то раз у меня прожил с полгода Коля Китаец, одессит с пятью судимостями (заехал переночевать и немного задержался; это было вполне в его стиле). Он может запаниковать и начать розыгрыш с самой младшей, надеясь на перехват.

Про маму я сказал, что в ЦСУ, а что сказать про папу? Да и разговоры отнюдь не о газетных передовицах, а всё больше о платежах в конце месяца. Он очень хорошо ко мне относился и во всём старался помогать. Тут-то вы и «оправдаете надежды» — перехватите дамой и вернёте девяткой.